Муниципальное бюджетное
образовательное учреждение
Петрозаводского городского округа
«Средняя общеобразовательная школа №35
»

185001 Республика Карелия
г. Петрозаводск, ул. Локомотивная, 49
+7 (8142) 70-74-71
school35ptz@gmail.com

 

Экскурсия

Дорогие гости! Приглашаем вас пройти по Пятому посёлку и окунуться в  военную историю этого места, нашей малой родины.

Мы остановились на улице Локомотивной. 

         

Все двухэтажные дома на этой улице входили в лагерь.

Справа после войны в 1947 году были построены одноэтажные дома для семей железнодорожников. Внизу протекает небольшая речка, которая впадает в реку Неглинку. Эта речка тоже находилась на территории лагеря, колючая проволока шла за ней. Люди брали воду в этой речке, использовали воду не только для хозяйственных целей, но и для питья. Пока не началась эпидемия, и после этого в лагерь поставлялась питьевая вода, наливали её  в большую бочку.

А теперь пройдём к тому месту, где шла колючая проволока, огораживающая лагерь.

Мы видим два двухэтажных дома, которые  были огорожены проволокой отдельно, в первом от нас доме была больница, а во втором брали кровь для раненых финнов.

Позднее мы подойдём к этим домам. Отсюда мы видим 4 ряда двухэтажных домов. Это и есть территория лагеря. Здесь проходила колючая проволока, огораживающая лагерь.

Часто по ночам ребята, в основном мальчики, уходили под проволоку. Дети объединялись в группы и обычно бегали со своими группами. Они пролезали под проволокой и бегали на Рыбку за кашей. На Рыбке стояли финские солдаты. Конечно, детей интересовала солдатская кухня, где были огромные деревянные чаны. В них оставались каша, суп. Всё это дети собирали в банки и уносили, чтобы покормить своих домашних. Это было очень опасно: нужно было ночью незаметно прокрасться к финским кухням и вернуться обратно. Если кто-то был пойман, то наказание грозило не только детям, но и их родителям: за самовольные выходы из лагеря били розгами. Но голод был сильнее угрозы наказания, и с весны по осень, пока не было снегу, многие дети бегали за едой.

А теперь пройдём по территории лагеря.

  

Мы остановились на том месте, где стояла огромная бочка для питьевой воды. Все эти двухэтажные дома были построены накануне войны, в 1936 году. Дома специально были построены для семей железнодорожников. Это место так и называлось – посёлок железнодорожников. Когда началась война и железнодорожники были эвакуированы, дома остались пустые. И, конечно, это место стало идеальным для лагеря. Во-первых, 30 новых двухэтажных домов. Во-вторых, рядом железная дорога. Именно поэтому в этом лагере были не петрозаводчане и не жители Карелии, а жители Подпорожского района Ленинградской области. Их сюда привозили по железной дороге. Многие остались жить здесь после войны, так как вернуться им было некуда, от их домов в деревнях почти ничего не осталось, там проходила финская линия обороны.

А теперь мы пройдём к тому месту, где были ворота в Лагерь № 5.

Опираясь на финскую схему Пятого лагеря, с помощью рулетки мы вычислили, что ворота в лагерь были прямо на этой дороге.

  

Этот первый двухэтажный дом был скорее всего административным зданием, на карте он отделён от лагеря колючей проволокой. Когда мы проходили по территории лагеря с бывшими узниками, Жукова Алевтина Степановна вспомнила, что в этом доме у неё удаляли больной зуб.

 А в следующем доме, который находился за территорией лагеря, но нанесён на финскую карту, видимо, проживал так называемый обслуживающий персонал лагеря.

Во второй части лагеря находилось здание для прожарки одежды, баня, мастерская, больница для умалишённых и детский дом. Все эти здания не сохранились, но по карте можно определить то место, где они располагались.

  

Особенно нас заинтересовало то, что на территории лагеря был детский дом, в котором к концу войны находилось 60 человек. Они были разделены на две группы: 30 мальчиков и 30 малышей с 2-х недель до годика (мальчиков и девочек). Но перед самым концом войны всех детей из детского дома куда-то вывезли, и никто не знает об их судьбе.

А теперь подойдём к тому месту, где была сделана фотография делегации, посещающей Пятый лагерь.

   

Во время войны центральная дорога по лагерю шла именно между этими рядами двухэтажных домов. Внимательнее рассмотрим фотографию из Военного архива Финляндии. Она опубликована в книге Ю. Куломаа «Финская оккупация Петрозаводска» и имеет в книге такую подпись: «Концентрационные/переселенческие лагеря показывали только избранным посторонним наблюдателям. Немецкие журналисты в концлагере «Красный посёлок» (очевидно в августе 1942 г.). Начальник лагерей подполковник Левялахти проводит экскурсию». Мы не можем сейчас точно определить ракурс, с которого был сделан снимок, нам мешает стена. Фотограф стоял чуть дальше (видимо, за этой стеной) и чуть выше, можно предположить, что снимок сделан с уровня машины или с ещё какого-либо небольшого возвышения над землёй.

 Слева располагалась вышка и был дополнительный выход из лагеря. Женщинам и старшим девочкам  разрешалось выйти из лагеря в лес. Для этого на руку одевали красную повязку, на которой чёрными буквами было написано «5 лагерь». Те, кому разрешалось выйти, собирали грибы, малину и другие ягоды. Вечером обязательно надо было вернуться и всё собранное в лесу сдать. Когда в лесу не было ягод, нужно было набирать веники.

Справа находилась будка палача. Правда, многие бывшие малолетние узники говорят о том, что никакой будки и не было, просто было место для наказаний.

В лагере был палач, имя которого помнят все бывшие узники - это палач Вейкко. Он наказывал детей в основном за побеги в город. И были такие дети, которых здесь очень часто били. Из-за них наказывали и родителей.  Женщин клали на скамейку и били плетью.

А теперь мы пройдём на улицу, которая сейчас называется Владимирской. И ещё раз посмотрим на лагерь.

Слева мы видим двухэтажные дома, которые были построены уже после войны. А во время войны здесь были одноэтажные бараки. В них часто собирались сходки. Так все называли церковные собрания. Люди сходились в большом общем помещении. В нём были только скамеечки, столиков почти не было.  Собирались под видом церковных собраний. Дети специально сюда приходили, потому что им давали причастие. А причастие – это галета и чашка сладкого чая. На самом же деле церковные собрания были только видимостью, на сходках говорили о войне, о партизанах. Есть воспоминания бывших узников о том, что иногда в лагерь заходили партизаны.

А теперь подойдём к тем двум домам, которые на карте лагеря отмечены крестами как больницы.

    

Мы остановились у дома, с которым связаны самые страшные воспоминания бывших малолетних узников. Сюда их приводили насколько раз в год и брали кровь для раненых финнов. Отсюда, видимо, эта детская кровь поступала в финский госпиталь. Он располагался в здании на Перевалке, где сейчас находится Дом творчества № 2.

Дети уже знали, когда за ними придёт финский солдат и поведёт в этот дом. Они часто от страха пытались спрятаться. Прятались в подполье под домами. Раньше в этих двухэтажных домах были подвалы с окошком, выходящим наружу. Дети видели, как финский солдат выводил их маму и приставлял пистолет к маминому виску, приказывая вывести детей из подполья. Мама плакала, звала детей, и они выходили. После сдачи крови более крепкие и старшие, отлежавшись, возвращалась домой через несколько часов. Но были и такие дети, которые очень тяжело переносили эту процедуру, они иногда оставались в этом доме после забора крови почти на неделю.

Что касается второго дома, собственно больницы, то мы узнали, что финны пробили двери между квартирами, объединив их в палаты. У нас есть воспоминания женщины 1930-го года рождения, которая стала жить в этом доме с 1936 года. То есть ей было 6 лет, когда её семья получила здесь квартиру. В августе 41-го года её семья была эвакуирована в Архангельскую область. Вернулись они сюда, в этот дом, в 1946 году. Она видела эти двери, установленные между квартирами. И хотя дверные проёмы зашили, восстановив прежние квартиры, она отмечает, что после войны стала большая слышимость между квартирами.

А теперь подойдём у камню, на котором совсем недавно была установлена памятная плита о Пятом лагере.

Мы остановились у камня, на котором установлена плита с такой надписью: … Конечно, все бывшие малолетние узники Пятого лагеря хотели, чтобы этот камень был установлен на месте ворот в лагерь. Но это оказалось невозможным. Бывший мер нашего города Левин разрешил именно здесь открыть памятник жертвам Пятого лагеря. Именно здесь встречаются бывшие узники лагеря, они хотят посадить здесь, около камня, иву. А пока весной здесь были посажены низкие ярко-красные цветы, напоминающие капли крови.

Отсюда мы видим нашу школу. Мы учимся в Пятом посёлке, живём здесь, в этих домах, которые во время войны были за колючей проволокой, поэтому мы считаем, что должны изучать и знать историю этого места. Спасибо за внимание.

Наверх